Предыдущая Следующая

Скорость распространения детонации в десятки раз выше, чем у нормального фронта пламени. Но вместо того, чтобы толкать поршень, она создает очень мощные волны сжатия, которые к тому же имеют резонансный характер — взрывные волны порождают себе подобных. Камера сгорания бьется в конвульсиях и звенит, не проводя при этом нормальной работы, мощность падает.

Кстати, при детонации водитель слышит звук детонационных волн, а не звон соударения металлических деталей, как это принято считать.

Для избавления от детонации необходимо либо добавить топливо с более высоким октановым числом, которое не так жизнерадостно займется самоподрывом» либо поджигать топливо попозже, чтобы фронт пламени рас-


пространялся уже в момент рабочего хода поршня, когда объем камеры сгорания увеличивается и давление потихоньку падает. Но вот беда: если бензин горит не в верхней мертвой точке, а опосля, он успевает сделать меньше работы. Расход топлива растет, мощность двигателя падает.

Умение инжекторных машин экономить бензин заключается именно в способности определять зарождение детонации (с помощью специального датчика) и поддерживать момент поджигания смеси на тонкой границе между предельно ранним зажиганием и возникновением детонации.

В баке не тот бензин

Что бывает, если мы заливаем не тот бензин? Из всего вышесказанного уже ясно самое главное — чем выше октановое число, тем спокойнее происходят горение и рас-


пространение фронта пламени. Далее следуют простые, но правильные выводы.

• Если используется топливо с меньшим октановым числом, то неизбежно возрастут ударные нагрузки, проявляющие себя в виде детонационных стуков и звонов. Следствием этого будет повышенный износ двигателя, а иногда и облом перегородок между уплотнительными кольцами на поршнях. Кроме того, топливо сгорает не полностью и может догорать в нейтрализаторе. Мощные детонационные волны, распространяясь по деталям двигателя, не способствуют их равномерной смазке, а сгоняют, «стряхивают» масло с некоторых частей деталей.


Предыдущая Следующая